Республика Карелия
Процесс с Кафкой. Что происходило на заседании по второму уголовному делу против карельского историка Юрия Дмитриева Республика Карелия 4
Фото Сергея Маркелова

В Петрозаводском городском суде 17 января продолжился процесс по делу исследователя сталинских репрессий Юрия Дмитриева, которого обвиняют в сексуальных преступлениях. Как и на предыдущие процессы, на него приехала группа поддержки. В этот раз приставы не пустили их к залу судебного заседания и заставили освободить коридор для конвоя и прохода судьи. Гособвинение зачитало материалы дела, ходатайства стороны не заявляли. Что происходило у дверей зала заседаний — в репортаже корреспондента «7x7».

 

«Безопасный» коридор

Заседание по делу карельского исследователя политических репрессий Юрия Дмитриева перенесли на первый этаж в 112-й кабинет в конце коридора. Это самый короткий путь из небольшого закутка, откуда выводят подсудимых, до зала судебного заседания. Историка обвиняют в производстве порнографических фотоснимков несовершеннолетнего и в насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетнего — его приемной дочери. Обычно Дмитриева вели на второй этаж, затем по коридору, где его встречала группа поддержки. Теперь, чтобы никто не мешал проходу судьи, несколько судебных приставов загородили проход и группе поддержки, и журналистам.

— Мы здесь месяцами работаем! Вы каждый раз придумываете что-то новое, — возмутились журналисты.

— Это адвокат! Адвоката пропустите!

— Что же это такое? Адвоката, как щенка, схватили.

— Шаг назад сделайте! Федеральный закон 118! Пока все не уйдут из коридора, судья в зал заседания не пройдет, — настаивал пристав. — Я вам еще раз повторяю, в целях обеспечения безопасности судебного заседания, а также поддержания обеспечения общественного порядка в помещении судов судебный пристав исполнитель на свое усмотрение для обеспечения прохода судьи, работников, а также участников судебного заседания на свое усмотрение принимает меры по обеспечению безопасности. Вы меня услышали? И вот моя мера, чтобы вы отошли до конца коридора.

 

 

Приставы сказали, что действуют по распоряжению председателя петрозаводского суда. Через пятнадцать минут вывели Юрия Дмитриева.

— Юрий Алексеевич Дмитриев невиновен! Невиновен! — закричала группа поддержки.

В первый раз перед судебным заседанием его не встречали, а провожали аплодисментами. За Дмитриевым по «безопасному» коридору прошел пристав с тринадцатью томами уголовного дела. Последним в зал заседания зашел судья Александр Мерков. Оцепление сняли.

 

 
 
 

 

— Что, цирк продолжается? — спросила работник суда у адвоката потерпевшей стороны Игоря Перова.

— Вам надо к этому привыкнуть, — ответил он.

 

 

Группа поддержки

На скамейке перед залом судебного заседания сидит 86-летний педагог Александр Селюцкий. Как всегда, он закрыл глаза, оперся на трость и молча слушает, что происходит в коридоре. Он приходит на каждое заседание. Ему помогает идти петрозаводчанин Владимир Малегин.

— Я ведь Дмитриева до этого не знал. Я знал [коллегу Дмитриева] Ивана Чухина, мы с ним работали. Я знал, если Дмитриев — товарищ Чухина, значит, порядочный человек. Когда я услышал, что он восстановил имена десятков тысяч россиян, которых расстреливали в затылок, мне ничего не надо было говорить. Сейчас я уже с ним хорошо знаком, был у него дома. Мне Виктор Михайлович Ануфриев даже сказал: «Я благодарен, что судьба свела меня с таким интересным человеком, как Дмитриев», — рассказал Владимир Малегин.

 

Александр Селюцкий (слева)

 

Петрозаводский активист Андрей Оборин достает целлофановый пакет со значками, раздает участникам группы поддержки. На значках надпись: «Свободу Юрию Дмитриеву!», — и его портрет.

Встретить Юрия Дмитриева приехали его друзья, родственники и те, кто узнал о нем во время процесса. Пока заседание идет — оно проходит в закрытом режиме — люди читают газеты, книги, разговаривают. Журналист издания «Троицкий вариант. Наука» Алексей Огнёв не в первый раз выбирается на заседание из Москвы. Перед началом процесса он достал из кармана простой карандаш с портретом писателя Кафки.

— Даже не знаю, откуда он взялся, — улыбнулся Огнёв. — Когда я садился в поезд в Москве, у меня было полное ощущение, что поездка безнадежная. Что это жест скорее отчаяния, чем надежды, и это никак не повлияет на исход суда. Но сейчас я вспоминаю фразу, которую сказал Юрий Алексеевич. Он сказал: «Я понимал свое предназначение христианина до этого так, что я должен был вернуть память об этих людях, похороненных без имени. А теперь, возможно, моя функция в том, чтобы быть связующим звеном между людьми, которые до того не подозревали о существовании друг друга. Причем звеном, скорее, отсутствующим». Это интересно. Мне кажется, он был прав.

 

Алексей Огнёв

 

Почти на каждое заседание из Санкт-Петербурга приезжает близкий друг Дмитриева, историк Анатолий Разумов. Он сидит на скамейке, что-то печатает, иногда приговаривает: «Господи, помилуй».

В гардеробе во время перерыва шутит еще один друг карельского исследователя сталинских репрессий, председатель еврейской общины Дмитрий Цвибель.

— Дайте-ка мне что-нибудь получше, — говорит он гардеробщице.

Он уверен, что уголовное дело Дмитриева сфабриковали. Во-первых, вскоре после первого ареста на федеральном телеканале появился репортаж, в котором Дмитриева назвали преступником. Акцент в сюжете, считает он, не случайно был сделан не на нем, а на обществе «Мемориал», их западном финансировании, а также на фонде американского филантропа Джорджа Сороса. До сих пор Цвибель вспоминает фразу, которую Дмитриев произнес после освобождения:

— Юра пошел к своей машине. Автомобиль у него, скажем прямо, «шикарный». Он садится, дверь закрыл и говорит: «Дима, если со мной что-то случится, не оставь Катю». До сих пор ком в горле. Вроде ничего не предвещало, но видимо что-то такое висело, что он осознавал, что это не конец.

 

Дмитрий Цвибель (слева)



Родная дочь Дмитриева Екатерина Клодт приходит на каждое заседание по делу отца.

В октябре 2017 года на процесс по делу Дмитриева приехала писатель Людмила Улицкая. В этот раз через адвоката она передала Юрию Дмитриеву подарок на день рождения: куртку и свитер. 28 января Юрию Дмитриеву исполнится 63 года. В Петрозаводске в этот день за желтым забором, которым полиция традиционно ограждает митинги и сходы, состоится массовый пикет в гайд-парке в устье реки Лососинка.

 

Давление

Накануне заседания на телеканале ГТРК «Карелия» вышел сюжет, в котором представитель потерпевшей стороны Игорь Перов рассказал, что на приемную дочь Дмитриева пытались оказать психологическое давление. Он расценил это как «попытку дестабилизировать состояние доверительницы».

Перед началом процесса Перов подтвердил свои слова корреспонденту «7x7»:

— Воздержусь от комментариев. Могу только подтвердить те данные, которые были изложены, когда я давал соответствующие пояснения по этому вопросу корреспонденту (ГТРК «Карелия»). Я сегодня приобщу к материалам дела письмо, которое мне передала опекун девочки по факту попытки войти в контакт, — сообщил журналистам Перов и отказался от дальнейших комментариев.

 

 
 
 

 

Представитель потерпевшей стороны не в первый раз заявляет о том, что на приемную дочь Дмитриева Наташу пытались оказать психическое давление. Адвокат Виктор Ануфриев в перерыве сказал, что у него нет информации о письме, которое потерпевшая сторона хочет приобщить к материалам дела. И добавил, что за три года, пока длится дело Дмитриева, его доверитель ни разу не пытался связаться с дочерью.

— Это не его установка, а это установка была моя изначально, когда мы с ним начинали работать, — пояснил Ануфриев. — Я сказал: «Юрий Алексеевич, до вступления оправдательного приговора в законную силу давайте договоримся так: о Наташе вы мне не говорите, и я вам не говорю. Только в рамках тех материалов дела, которые есть». Он никаких попыток каким-то образом связаться, ведь он же был на свободе, не делал. Да, ему было тяжело, он хотел этого, но он четко исполняет мои указания. Если клиент не исполняет мои указания, я с ним не работаю.

В конце заседания уставшего Дмитриева вывели из зала суда. Провели в наручниках по коридору. Он грустно приветствовал группу поддержки поднятой вверх ладонью.

 

Виктор Ануфриев

 

— Невиновен! — закричали участники группы поддержки, выглядывая из-за спин приставов.

По словам адвоката Ануфриева, на следующем заседании состоится допрос свидетелей со стороны обвинения, в том числе дочери Дмитриева Екатерины Клодт.


Руководителя карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева задержали в декабре 2016 года по подозрению в создании порнографии с использованием фото приемной несовершеннолетней дочери. Его поместили под арест. Коллеги, друзья и родственники исследователя сталинских репрессий выходили на пикеты и создавали петиции в его поддержку, устраивали презентации его книг.  

«7x7» опубликовал большой репортаж о деле Дмитриева. 1 июня 2017 года начался суд над историком. Одним из ключевых моментов суда стал допрос профессора, доктора медицинских наук, президента национального института сексологии Льва Щеглова. По мнению Щеглова, фотографии, по которым привлекается Дмитриев, не могут являться порнографическим материалом. В июле 2017 года правозащитная организация «Мемориал» признала карельского историка Юрия Дмитриева политическим заключенным.

Во время судебного следствия была назначена повторная экспертиза фотоснимков дочери. Она тоже не выявила признаков порнографии. Психиатрическая экспертиза показала, что Дмитриев не является педофилом. Во конце первого судебного процесса в марте 2018 года Дмитриев продемонстрировал суду письмо от дочери, на оборотной стороне которого крупно, в цвете, с душой и фантазией написано «Я тебя люблю».

5 апреля 2018 года суд Петрозаводска оправдал историка по статье о порнографии, но Верховный суд Карелии отменил это решение 14 июня. Юрия Дмитриева снова задержали 27 июня, он арестован и находится в СИЗО. Следственный комитет возбудил новое уголовное дело по статье о «насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетнего». По ходатайству адвоката Виктора Ануфриева оба дела объединили в одно.

После обвинения Дмитриева этапировали в Санкт-Петербург для проведения психиатрической экспертизы. Полную историю «Дела Дмитриева» можно прочитать в хронике «7x7».


Сергей Маркелов, фото автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Остановить произвол против Юрия Дмитриева в РФ.

Принципиальной разницы между сталинским СССР и нынешней РФ нет, что и показало "Дело Дмитриева".

Слуцкому
# 24 / 01 / 201921:20

Точно.
Так же как нет разницы между религиями из Иерусалима и коммунистической идеологией.
Те же принципы, только цвета "икон" и названия "святых" разные, а суть та же.

Лариса Вольская
# 24 / 01 / 201923:49

Методы очень старые. Видимо, и очень удобные для затягивания дела. Мало что изменилось в действиях "правосудия".

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: